Армия-2028: как меняется стратегия развития Армии в США

Армия Соединенных Штатов Америки внедряет новую стратегию, известную как Армия-2028. Она имеет целью достижение технологического превосходства над потенциальным противником (противниками) США и таким образом обеспечение победы в полномасштабном вооруженном конфликте или же в большой войне, пишет издание Неделя.

Долгое время после окончания холодной войны Вооруженные силы США сохраняли потенциал на уровне 2MRC (Major Regional Contingency), что позволяло им участвовать одновременно в двух региональных войнах. Это гарантировало поддержания стабильности в ключевых для США и союзников регионах мира. Однако уже в 2012-м формат 2MRC было заменено на 1.5 MRC («полторы войны»), который предусматривал победу над одним противником наряду с обороной перед действиями другого (с одновременным ослаблением его ударами сил ВМС и ВВС США).

Впрочем, последние стремительные изменения геополитической ситуации, сокращение Вооруженных сил США и снижение американского бюджета вызывают сомнение в способности Америки поддерживать сегодня провозглашенный даже свой формат безопасности 1.5 MRC, тогда как текущие события в мире указывают на необходимость внедрения нового формата 3MRC.

В чем вызов настоящего для Армии США

Армия Соединенных Штатов сталкивается сегодня с большим количеством проблем кроме уже указанных выше (присущих вооруженным силам США в целом), возникающих из участия американских военных в различных локальных вооруженных конфликтах. Не стоит забывать, что абсолютное большинство вооружений и военной техники (ВВТ), которыми снабжены сухопутные войска, было создано еще 30 лет назад. Они лишь проходят модернизацию, тогда как возникла необходимость полной замены на образцы нового поколения, которых пока хватает.

Существенной проблемой было выделение больших средств на программы, которые завершились безрезультатно (за исключением определенных элементов, которые использовали во время модернизации имеющихся систем). Это такие как Перспективные боевые системы (Future Combat Systems — FCS), самоходная гаубица Crusader или вертолет RAH-66 Comanche.

Сегодня актуальным остается содержание американской армией технологического и оперативно-тактического преимущества. Особенно в свете роста военных возможностей потенциальных противников Соединенных Штатов и стремление с их стороны изменить политический и экономический порядок дня.

До сих пор преимуществом ВС США была способность быстрой переброски и размещения собственных военных контингентов в любом регионе мира и создание эффективной системы сдерживания во всех областях боевой деятельности. Сейчас американская армия имеет значительные расходы и неспособна вести войну сразу на два фронта (Россия и Китай), да и в случае конфликтов с меньшими странами это составит для Вашингтона серьезные проблемы. Ведь ситуация потребует одновременного поддержания баланса сил в остальных регионах мира, чтобы предотвратить возможность использования противником факта отвлечения ВС США в собственную пользу.

Новая военная стратегия Соединенных Штатов предусматривает опережение событий и достижения до 2028-го полного обновления боевого потенциала таким образом, чтобы, как и в прошлом (после войны во Вьетнаме), сохранять способность побеждать любого противника в конфликтах любой интенсивности. К тому же армия США должна в дальнейшем сохранять возможность сдерживания других потенциальных «очагов» конфликтов или попыток осуществления нелегальных военных операций. Достижение указанной цели предусматривает полную замену образцов ВВТ, совершенствование системы обучения и боевой подготовки личного состава, мотивации и оснащение. Армия должна быть численно большой, особенно в тех сферах, где есть известное отставание от вызовов времени.

Ведущими будут шесть таких позиций модернизации армии: огневые системы дальнего действия, высокоточные средства поражения, боевые машины нового поколения и вертолеты (в том числе БПЛА), системы индивидуальной защиты и системы ПВО-ПРО.

Основы новой стратегии США Армия-2028

Основы новой стратегии, определены министром обороны и начальником штаба армии США, должны гарантировать военным силам страны такой технический уровень, чтобы они были способны эффективно выполнять возложенные на них задачи в течение следующих десяти лет. Главные направления изменений призваны обеспечить высокую готовность, техническую модернизацию, реформу системы управления и боевой подготовки, а также международное сотрудничество в рамках союзов и партнерств.

Определены пять основных целей:

  1. Количественный состав: численность операционных войск — свыше 500 тыс. солдат и офицеров, увеличение количества резервных структур и личного состава Нацгвардии.
  2. Организация: обеспечение 100-процентной комплектации соответствующих частей и подразделений необходимыми новейшими системами ВВТ.
  3. Возможности: концентрация на широкомасштабных конфликтах большой интенсивности с акцентом на боевых действиях в урбанизированной среде и условиях мощного противодействия средствам радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и разведки поля боя.
  4. Закупки: новая система закупки и эксплуатации ВВТ и проведение их модернизации.
  5. Командование/контроль: подготовка лидеров, способных решать различные вопросы — от оперативно-тактического до стратегического уровней.

Кроме того, новая стратегия предусматривает постепенное внедрение каждый раз большего количества наземных и воздушных беспилотных систем, широкое взаимодействие на поле боя различных боевых платформ, совершенно новую тактику боя (основанную на новейшей военной доктрине) и сосредоточение внимания на военных, которые имеют выдающиеся способности.

Очевидно, реализация всего указанного будет осуществляться поэтапно, зато основой является длительное обязательство заботиться о жизни и здоровье людей и финансирование запланированных изменений.

Специфика выбранных изменений

Разработка новой стратегии американской армии основана на таких базовых документах безопасности, как Стратегия национальной безопасности США, Стратегия национальной обороны и Национальная военная стратегия. Учитывая указанное ведущая миссия американской армии остается неизменной — обеспечение победы в войне благодаря высокой боеспособности, быстрой реакции на актуальные угрозы и длительному доминированию в наземных операциях против каждого из потенциальных противников.

Зато Армия-2028 будет способна к оперативной передислокации, участия в конфликте высокой интенсивности и преодоления любого противника в любое время и в любом месте. Она будет побеждать в операциях, которые будут проводиться в многоплоскостных пространствах, и в то же время сохраняя полную способность обеспечивать эффективное сдерживание и нерегулярных операций.

Основные направления, которые должны это обеспечивать: поиск новых оружейных технологий, инвестиции в военных и совершенно новая тактика ведения боя (что, в частности, будет следствием внедрения систем ВВТ нового поколения).

Среди ключевых элементов новой американской стратегии Армия-2028 стоит определить такие:

  1. Маневр, бой и победа: войско в дальнейшем будет сохранять свой экспедиционный, учитывая географическое расположение США, характер. То есть все части, кроме подготовки к обороне собственно американской территории, будут сохранять высокие возможности переброски на большие расстояния в любой регион мира.
  2. Взаимодействие: армия будет воевать вместе с силами союзников. Ее доктрина, тактика и имеющееся оснащение должны быть совместимыми с тем, что есть на вооружении у союзных армий.
  3. Многоплоскостное поле боя: армия будет воевать не только на земле, но и в воздухе, на море, в киберпространстве и электромагнитном пространстве (РЭБ).
  4. Высокая интенсивность конфликта — способность к выполнению оперативно-тактических задач, реализуемых на уровне усиленной дивизии или корпуса.
  5. Оборона/удержание — сохранение высоких способностей сдерживания потенциального противника в сочетании с высокой мобильностью и взаимодействием с союзниками.
  6. Нерегулярные акции — способность к выполнению специальных операций, в том числе антитеррористических, учебных, совещательных и вспомогательных.
  7. Модернизация — внедрение к эксплуатации боевых систем нового поколения, в частности роботов или — в более широком контексте — искусственного интеллекта для контроля над ними и в системах управления и трансляции информации.
  8. Качество управления — забота в личном составе, воспитание лидеров нового типа с высокими личными качествами оперативно-тактического уровня.

Также изменена формулировка стратегической среды ведения боевых действий как таковой, что является многоплоскостным и времяпространственным, в состав которого включено также киберпространство. Правда, пока не хватает похожего определения космического пространства, который постепенно также превращается в арену для соревнований больших государств.

Зато вследствие такого значительного расширения боевой среды время для реакций / принятия решений на различные угрозы также заметно уменьшилось. Особенно там, где человека заменили машины, произошла автоматизация процесса управления и передачи данных и используется искусственный интеллект. Итак, в армии США видят ценность временного фактора в эффективном внедрении систем, которые облегчат человеку принятие решений и ускорят ее реакцию. Оживление темпов к тому же даст возможность опередить противника и нанести ему решительное поражение еще до того, как он успеет реализовать собственные намерения.

В свою очередь, оперативная среда определяется как крайне динамичная и сложная, привлекающая к многоплоскостному пространству значительные силы. Новая стратегия также определяет текущие угрозы и соответствующие международные структуры, которые могут привлекаться к их преодолению.

Мировые институты, созданные для обеспечения стабильности и безопасности, сейчас не работают. Зато выстраиваются альтернативные экономические и структуры безопасности, возможности и сфера влияния которых постепенно растут, обеспечивая своим авторам реализацию собственных политико-экономических интересов и одновременно подрывая порядок, существовавший ранее.

Ключевыми признаются угрозы со стороны Китая и России (а также других стран), что в последние годы заметно уменьшили предыдущие диспропорции и отставание в военной сфере по сравнению с Америкой. В частности, это касается новейших сфер боевых действий, нового поколения ВВТ и средств борьбы в целом.

Командование армии США также видит срочную необходимость усиления собственных возможностей в сфере РЭБ и киберпространстве. В частности, операции в последнем можно осуществлять даже без объявления реальной войны или конфликта. Кажется, американские военные определили собственные недостатки в сфере РЭБ и необходимость усиления возможностей в этом направлении с помощью еще более продвинутых систем помех и противодействия.

Как другие угрозы рассматриваются такие страны, как Северная Корея и Иран, что используют ядерное оружие как «страшилку» для запугивания мира; они не только дестабилизируют свои регионы, но и влияют на мировую политику в целом. Кроме того, есть ряд стран, которые поддерживают терроризм или другие неформальные вооруженные организации, а также страны, что активно действуют в киберпространстве или ведут информационные (дезинформационные) войны.

Особой формой угроз есть такие, которые генерируются самими людьми (преступные организации, хакеры, СМИ и тому подобное), которые сознательно или бессознательно влияют на общества, внедряя там хаос, неуверенность и взаимную вражду. Терроризм, как отмечается в новой стратегии, будет оставаться длительной угрозой, что подпитывается идеологией и нестабильными экономическими или политическими структурами. Последствиями этого могут быть даже распады государств, внутренние конфликты или неконтролируемая миграция. А это заставляет многие страны до выбора, например, между расходами на оборону или внутреннюю безопасность.

Привлекает внимание и то обстоятельство, что мало внимания уделяется угрозам, связанным с массовой миграцией населения из районов боевых действий, природным бедствием засухой, безработицей. Последние проблемы являются следствием быстрого ухудшения экологии и окружающей среды, что, в свою очередь, способны привести к новым конфликтам.

Следующую проблему для США составляет недостаток уверенности в дальнейшем поведении таких государств, как союзный Израиль, Тайвань, Пакистан, Турция и Саудовская Аравия. Даже сами отношения с соответствующими странами Ближнего Востока и ЕС в будущем остаются по-большому неизвестными.

Авторы рассчитывают, что новая стратегия получит широкую поддержку как политиков обеих ведущих партий, так и простых граждан США. В противном случае есть угроза возникновения пертурбаций в устойчивом финансировании необходимых изменений. Также предполагается, что к 2028 году не произойдет значительного роста затрат на текущие операции или реакцию на мировые кризисные явления в общем. Эксперты считают последние предположения слишком оптимистичны, а военные, по их мнению, в своих оценках не до конца принимают во внимание возможность стремительной смены военно-политической ситуации, как мы это уже видели в 2008-м и 2014-м.

Какой будет US Army в 2028 году

Ведущей задачей, которую предполагается реализовать до 2022-го, является воссоздание высокой боеготовности американской армии и завершение ее модернизации в соответствии с указанными выше приоритетами. После 2022 года предполагается этап, когда новые технологии позволят шире внедрять на вооружение робототехнику и искусственный интеллект. Однако не все, к сожалению, соответствует планам.

Уже известно, что боевая машина нового поколения (Next Generation Combat Vehicle — NGCV) не будет введена раньше 2035-го. Это означает, что в дальнейшем будут модернизироваться имеющиеся аналоги машин, а это, в свою очередь, ставит под сомнение возможность получения технического преимущества в соответствии с требованиями новой стратегии. Зато уже в ближайшее время следует ожидать начала испытаний дистанционно управляемых, автономных и полуавтономных боевых роботов нового поколения.

Неожиданностью, как считают эксперты, является отсутствие в стратегии даже упоминания про лазерные системы и электромагнитные пушки. Правда, нельзя исключать, что о них не говорится в разделе высокоточных средств поражения и средств дальней дальности действия. Ведь известно: в США активно разрабатывают и уже даже тестируют лазерные боевые системы нового поколения как универсальное средство ПВО-ПРО и борьбы с БПЛА (наряду с ранее представленными системами типа C-RAM). Кроме того, продолжаются работы над созданием электромагнитной пушки для мобильных наземных платформ. Системы ПВО-ПРО должны быть более мобильными и эффективными в борьбе с воздушными целями, в частности БПЛА.

Армия США должна получить новое оружие и личное снаряжение, современные средства защиты и передачи данных, одновременно будет внедрена новая система подготовки специалистов. Внедрение новых систем ВВТ призвано обусловить изменения в нынешних структурах и создание новых. Должна произойти интеграция и увеличение мобильности существующего информационного оборудования (структура и программное обеспечение), которое, как ожидается, будет устойчивым к воздействию помех и кибератак.

До 2020 года должны быть достигнуты запланированные показатели по штатной численности войска (свыше 500 тыс. в составе оперативных сил) и внедрены новые процедуры, связанные с взаимодействием на поле боя с силами союзников. Вместе с тем воспитание и подготовка «новых лидеров» создадут условия для оптимальной организации системы модернизации и внедрения нужных для армии изменений. Это будет соответствовать необходимости противостояния существующим и перспективным мировым рискам, адекватной оценке прямых и опосредованных результатов реформ и тому подобное.

Возникнет необходимость привлечения к военной службе новых кандидатов, особенно на офицерские должности, что создаст качественно новый кадровый резерв. Запланирован пересмотр существующей системы набора на военную службу: ожидается, что работа будет происходить в направлении увеличения мотивации к службе, а на роль лидеров будут отбираться выдающиеся личности и части. Сама система кадрового развития, возможно, будет реформирована уже до сентября 2019-го.

Также есть цель к 2022 году достичь высокого уровня готовности к уравновешенному генерированию сил в ответ на актуальные угрозы, а также способности американских войск к размещению когда угодно в любом регионе планеты. Это потребует высокого уровня комплектования, соответствующей подготовки войск, а также высокой надежности существующих систем ВВТ. Предполагается, что будет сохранен минимум 90-процентный показатель готовности наземной и 80-процентный воздушной техники.

В 2020-м будет создано шесть новых бригад содействия Силам безопасности (Security Force Assistance Brigades — SFAB) и соответствующее командование (Security Force Assistance Command). Продолжится практическая проверка экспериментального подразделения Багатодоменна группа (Multi Domain Task Force), которая может помочь в отработке оптимальной структуры и концепции использования армии США в будущем.

Выучка войска в значительной мере будет иметь целью отработки задач и опыта, которые могут понадобиться во время возможного конфликта высокой интенсивности с акцентом на боевых действиях в урбанизированной среде в условиях применения РЭБ и использования ВВТ нового поколения. К тому же он должен быть более реалистичным, чем сегодня, через внедрение нового режима и специальных тестов (в частности, на проверку соответствия физического состояния воинов).

Очень полезным для образования станет синтетическая учебная среда, которая интегрирует виртуальную и конструктивную системы стимуляционной поддержки этого процесса в общую платформу. Будут созданы сети симуляции одного уровня и многоуровневых (в частности, с использованием конструктивной, виртуальной и очевидной симуляции как отдельно, так и вместе) и центральное управление разнесенными системами обучения и тренинга.

В свою очередь, на поддержку процесса подготовки и обучения личного состава в условиях быстрого развертывания войск должны быть созданы соответствующие запасы ВВТ, технических средств, эксплуатационных материалов и амуниции. Также предусматривается существенное развитие и усиление подразделений логистического обеспечения, жандармерии, инженерных частей, задачи которых заботиться об охране, высокой маневренности, дислокации и поддержке боевых подразделений армии. Вместе с тем, учитывая многочисленные изменения планируется создать специальную структуру, отвечающую за развитие концепции использования армии США, приспособление ее к запланированных изменений, определение направлений дальнейшей модернизации и тому подобное.

Уже сегодня армия США допускает возможность внедрения новых специальных платформ в условиях 85-90-процентной соответствия выставленным правилам (в отличие от предыдущей практики, то есть 100%), что упорядочивает и ускоряет процесс принятия на вооружение. Впрочем, следствием этого является риск возникновения чисто эксплуатационных проблем уже после внедрения новых систем ВВТ на вооружение. Поэтому тесное сотрудничество войска с промышленностью должно уменьшить такой риск к минимуму.

С целью экономии времени и средств постепенно будут ограничиваться лишние обучения, инспекции и другие имеющиеся требования, которые не привносят ничего нового, но очень замедляют скорость достижения нужного уровня боеспособности войска.

Предполагается упорядочение процессов использования расходов на войско, исполнения бюджета, оценки управления контрактами, внедрение реформы в сфере охраны здоровья военных и соответствующего аудита по указанным вопросам.

Армия США будет строиться также с учетом необходимости сохранения высокой совместимости с армиями союзников на тактическом, оперативном и стратегическом уровнях. Будет продолжена реализация программ сотрудничества в части обеспечения безопасности в различных странах, что позволит укрепить имеющиеся союзы и партнерства. Кроме того, продолжится поиск новых стратегических партнеров, в частности во время перемен в оперативном и стратегическом средах.

Впрочем, по мнению экспертов, такой подход к обеспечению интероперабельности американского войска с союзниками будет означать не что иное, как приспособление последних к американским нуждам, то есть норм и стандартов. Для многих малых стран (в частности, и Украины в перспективе) это может быть слишком сложной задачей.

Предполагается увеличить количество двусторонних и многосторонних учений с участием армий союзных и партнерских стран наряду с внедрением программ обмена. Кроме того, будут проводиться встречи высших командующих и руководителей командований тактического и оперативно-тактического уровней, обмен опытом, кадрами, конференции, семинары и тому подобное.

Новая концепция мультидоменной операции (Multi Domain Operation — MDO) составит основу функционирования армии и постепенно делать наземные силы более эффективными, способными к противостоянию и победоносной войны над любым противником. Презентация программы MDO 2.0 запланирована на октябрь 2019 года, а процесс ее внедрения — на начало 2020-го.

Сотрудничество Армии США с союзниками

Реализация новых задач будет иметь следствием готовности американской армии к соответствующему размещение, ведение боевых действий и обеспечение победы в войне с любым противником в многоплоскостном (мультидоменном) пространстве и в конфликтах высокой интенсивности уже к 2028 году. Одновременно наземные войска будут сохранять способность ведения нерегулярных боевых действий и сдерживания в любом регионе мира и в любое время.

Конечно, все указанное сейчас является лишь планами, а уже Время покажет, реальное ли их выполнение. Предположения, которые авторы стратегии выражают относительно основы нового документа, не предполагают существенного роста американского потенциала по сравнению с имеющимся в рамках стандарта 1.5 MRC. Кажется, американцы хорошо понимают угрозу постепенной потери ими военного и технологического превосходства в мире со всеми нежелательными для США последствиями.

Следовательно, одним из приоритетов будет все большее внедрение на вооружение беспилотных и роботизированных систем наземного и воздушного базирования, автоматизация процессов управления и передачи данных, элементов искусственного интеллекта в тех или иных сферах. Новые технологии должны обеспечить преимущество США.

Реализация таких масштабных намерений возможно при условиях ускорения научных исследований и увеличения соответствующих расходов на исследовательские программы по перспективным направлениям (с участием как промышленности, так и войска). В этом смысле США также рассчитывают на поддержку союзников. Речь идет об активизации военно-технического сотрудничества на всех уровнях, участие в совместных разработках и закупках образцов ВВТ для последующего использования в интересах армии США. Как известно, американская сторона активно закупает отдельные образцы ВВТ и боеприпасов в Норвегии, Швеции и Израиле. Наряду с этим в последнее время заинтересованность в приобретении некоторых систем и в Украине, в частности в сфере РЛС ПВО-ПРО. Особенно учитывая тот факт, что ранее Вашингтон уже приобрел у нас танки Т-84, системы активной бронезащиты, баллистические ракеты-симуляторы и тому подобное.

А участие в совместном создании новых видов ВВТ с американцами позволит качественно изменить подход к военно-технического сотрудничества между Соединенными Штатами и Украиной в интересах обеих сторон, ведь нам есть что предложить в этой сфере. Поэтому Украина в своих планах дальнейшего укрепления боеспособности ВСУ должна учитывать текущие изменения в стратегии армии США, изменяя количество собственного войска на качество его потенциала.

Взято с http://web.archive.org/web/20200925101701/https://state-usa.ru/weapon/741-armiya-2028-kak-menyaetsya-strategiya-razvitiya-armii-v-ssha

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *